Футбол

«Рубин» поработает на «Зенит», или Как равнодушие стало стратегией

27
Новости Спорта

В информационном обрамлении трансфера Леона Мусаева из «Зенита» в «Рубин» проскочила мысль о том, что будто бы всё произошло вопреки желанию Сергея Семака. Странно, если это правда. Скорее всего, на самом деле тренер случившемуся крайне рад. Потому что ещё в прошлом сезоне Семак хотел, чтобы Мусаев ушёл. И оказался в крайнем недоумении, когда игрок решил остаться, хотя имел предложение по аренде из клуба РПЛ. Тренер, кажется, даже слегка разозлился, признаки чего за ним заметишь нечасто, потому что из первой команды «Зенита» Леона тогда отправили обратно во вторую. Это выглядело наказанием. За то, что человек отказывается развиваться.

Наверное, со стороны игрока ситуация выглядела иначе. Предложенную аренду он воспринимал не как приближение своей цели – пробиться в «Зенит», а как отдаление от неё. Рассчитывал доказать тренеру свою состоятельность на месте, внутри команды. Но, как видим, не доказал. А потому сейчас всё-таки ушёл, только уже не в аренду, а на полноценный контракт. Но при этом, не исключено, к своей цели он стал ближе.

Чтобы понять, сколь немного в этом выводе парадокса, достаточно проследить за трансферами «Зенита» на внутреннем рынке за пару последних лет. Алексей Сутормин, Данил Круговой, Андрей Мостовой, Дмитрий Чистяков, Александр Васютин (последний не совсем внутренний, но из этого же логического ряда) – это всё игроки с зенитовским прошлым. То есть клуб возвращает своих воспитанников.

«Рубин» поработает на «Зенит», или Как равнодушие стало стратегией

Дмитрий Чистяков / Фото: © ФК «Зенит»

Для сравнения аналогичный ряд прошлого десятилетия: Иван Соловьёв, Олег Шатов, Игорь Смольников, Александр Рязанцев, Артур Юсупов, Артём Дзюба, Денис Ткачук, Юрий Жирков, Александр Кокорин, Иван Новосельцев, Андрей Лунёв, Ибрагим Цаллагов… Как видим, прежде никаких патриотических ноток в зенитовской селекции не было, а теперь они налицо. Что поменялось?

Наверное, решающим фактором оказалось изменение в правилах заявки на еврокубки. Обязательным условием стало наличие в списке из 25 имён четырёх доморощенных игроков клуба (к ним УЕФА относит тех, кто в период с 15 лет до 21 года провёл в системе клуба три сезона). Первой реакцией «Зенита» на это стало подписание Далера Кузяева и Дениса Терентьева летом 2017 года, а в последние годы, как видим, из РПЛ клуб берёт уже только тех, кто в прошлом побывал в его системе. Похоже на то, что настояние УЕФА совпало с внутренней потребностью: всё-таки футбольный Питер исторически, ещё с чемпионства 1984 года, к собственным воспитанникам относится с особой теплотой.

Правда, переход «Зенита» в новый статус, рост веса в Европе в какой-то момент привели к тому, что внутренние ресурсы утратили для него свою актуальность. Нет, академия, конечно, не бедствовала, но реально её продукция первую команду не интересовала. Возиться с молодёжью – доводить её, шлифовать, подпускать, терпеть ошибки – никто из иностранных тренеров не хотел, у них были другие задачи. Потому и отношение к собственным пацанам на уровне клубной политики было равнодушным: выросли, разъехались, и бог с ними. Выпускники зенитовской системы вынуждены были выживать самостоятельно – по арендам, низшим лигам, европейским задворкам. Но вот теперь вдруг самые успешные из выживших стали «Зениту» интересны. И более того, «Зениту» стал интересен их опыт.

«Рубин» поработает на «Зенит», или Как равнодушие стало стратегией

Алексей Сутормин / Фото: © ФК «Зенит»

Вот, например, опыт Сутормина после ухода в 19 лет из зенитовской системы: два года в «Строгино», три года в Астрахани, год в «Оренбурге». А вот путь Чистякова, который оставил Петербург в 21 год: сезон в армянской «Мике», два года в «Шиннике», год в «Тамбове», год в «Ростове». Как видим, это в первую очередь опыт взросления: среди чужих мужиков, пусть даже в не очень громких клубах, парень получает такой опыт, какого никогда не получит, оставаясь в родном доме любимым сыном.

И обнаружив такие плоды собственного равнодушия, «Зенит», похоже, готов сделать его стратегией. Нет, конечно, равнодушия теперь нет, поскольку каждый молодой видит, что клуб возвращает своих, а значит, за ними следит. А стратегией должен стать опыт взросления за пределами родного дома.

В конце 2018 года Вячеслав Малафеев, в то время зам спортивного директора «Зенита», рассуждая как раз о необходимости укрепления позиций доморощенных, называл имена игроков второй команды, которые клуб особенно обнадёживают. Любопытно посмотреть, где сегодня, два года спустя, те игроки. Дмитрий Плетнёв в «Балтике», Никита Каккоев в «Нижнем Новгороде», Кирилл Капленко в «Оренбурге», Никита Гойло в «Акроне». Из тех, кто был тогда упомянут, новым клубом не обзавёлся только Илья Скроботов, но он порвал кресты. Ну и вот только что обзавёлся Леон Мусаев. Хотя сменить команду «Зенит» предлагал ему ещё прошлым летом. Так что можно, наверное, говорить именно о стратегии. «Зенит» распускает самых многообещающих своих питомцев. Даже не в аренду, а насовсем. С тем чтобы пронаблюдать, как они поставят себя во взрослой жизни, и вернуть потом самых стойких.

И что любопытно, новая зенитовская стратегия нравится не только ему самому. Не взялся бы «Рубин» за возмужание Мусаева, если бы не видел для себя смысла, так ведь? А «Ростов»? В прошлое окно отдал «Зениту» одного центрального защитника с питерским прошлым, Чистякова, а в это уже взял уже нового. Вы обратили внимание на переезд с Енисея на Дон Томаса Рукаса? Ещё в предыдущем сезоне парень играл за «Зенит-2». И трудно ошибиться с версией, какую трансферную комбинацию подразумевают Арутюнянц, Рыскин и Карпин. Действительно, почему бы не использовать новую стратегию «Зенита» к собственной выгоде?

Новости Спорта

Добавить комментарий