Волейбол

Чемпион Николай Павлов: Всегда хотел стоять у истоков большой истории

5
Новости Спорта

В середине лета пресс-служба волейбольной сборной России сообщила о том, что чемпион Европы и победитель Мировой лиги в 2013 году 38-летний Николай Павлов переходит на должность спортивного директора новосибирского “Локомотива”. В составе “железнодорожников” он провел большую часть карьеры – восемь сезонов. Самое время подвести главные итоги богатой на события игровой карьеры воспитанника украинского волейбола и расспросить Николая о планах и задачах сибирского клуба. Чемпион Николай Павлов: Всегда хотел стоять у истоков большой истории

Фото: Предоставлено Николаем Павловым

“Больше никуда не пойдешь – только на волейбол”

Как вы приобщились в детстве к волейболу, если в семье им никто не увлекался?

Николай Павлов: Мой отец очень любит охоту, куда он брал меня с детства. Жена папиного друга, тоже охотника, работала волейбольным тренером. Когда Татьяна Бужинская увидела меня в первый раз, сразу сказала: “Мальчика надо отдавать на волейбол!”. Татьяна Павловна работала в паре с Владиславом Андрониковичем Агасьянцем, воспитавшем немало классных игроков. Самый известный из них – капитан сборной СССР Андрей Кузнецов. Однажды он, приехав из Италии, где играл, пришел в нашу спортшколу – мы были на седьмом небе. До волейбола я играл во дворе в футбол, плавал на речке. Мы жили в центре Полтавы в маленьком старом микрорайоне, застроенном одно- и двухэтажными домами. Как и все пацаны, я выходил на улицу с утра и возвращался поздним вечером.

Вы сразу полюбили волейбол?

Николай Павлов: Вначале были сложности. От дома до спортзала далеко, и я, семилетний, мог два дня ходить, а потом на месяц выпадать из процесса. Татьяна Павловна приезжала домой: “Ты больше никуда не пойдешь – только на волейбол”. Сказала как-то: “Сделаю так, что папа тебя даже на охоту не станет брать”. Первые два года мы вообще не играли в волейбол. Подвижные игры, много упражнений на развитие координации. Постепенно я втянулся.

Первой профессиональной командой для вас стала харьковская “Юракадемия”.

Николай Павлов: Сначала был Белгород. Мир тесен – там я пересекся с Сергеем Гаштольдом, который потом играл за разные российские клубы, в том числе Новосибирска и Барнаула. В Белгород я приехал в 14 лет, а играл за молодежку, где были 18-летние ребята. Разница в четыре года оказалась пропастью. Кроме интереса к волейболу ничего общего с партнерами не было. Когда стало невмоготу, вернулся домой и через три месяца уехал в Харьков. Местная команда играла за счет пополнения из своего спортинтерната. Его воспитанники поступали в юридическую академию. В 16 лет я стал играть за “Юракадемию”. Мы тогда завоевали Кубок Украины, мне дали приз лучшего нападающего и звание мастера спорта. В СМИ писали, что Павлов стал самым молодым мастером спорта Украины по волейболу.

Учеба на юриста сильно мешала волейболу?

Николай Павлов: Был период, когда я собирался завязывать с волейболом. Меня все жалели: “Бедный мальчик!”. Сказывался ранний скачок в профессиональной карьере – суставы болели, кости ныли. Но я себя, скажем так, переборол. А вообще настоящая учеба в академии и профессиональный спорт не совсем совместимы. Думаю, это все прекрасно понимают. Правда, какие-то азы юридических знаний я получил и после окончания академии мне предлагали работу в прокуратуре одного из районов Харькова. Но к тому времени у меня было два варианта продолжения волейбольной карьеры – в Италии и в России. Выбрал второй вариант. Итальянцы меня звали в команду подэлитного дивизиона, а России ждал московский “Луч, входивший в обойму Суперлиги. Второй момент, сыгравший в пользу России, связан с языковой адаптацией. За “Луч” я выступал в сезоне 2005-2006 годов. На тот момент это был фарм-клуб “Динамо” с россыпью молодых талантов. Пасовали Сергей Гранкин и Саша Бутько. Играли Алексей Остапенко, Паша Круглов, Денис Калинин, Дима Макаренко и еще несколько хороших волейболистов.

Путь “Локо”: играть на максимуме во всех турнирах

Как возник вариант с “Локомотивом”?

Николай Павлов: Тренер позвал – Павел Борщ, работавший в “Луче”, перешел в “Локомотив”. Я отыграл за Новосибирск пять сезонов подряд. “Локомотив” привлек амбициями и желанием развивать волейбол.

В 2016 году вы вернулись в Новосибирск и провели еще три сезона. Как за все это время эволюционировал клуб?

Николай Павлов: Шло постоянное движение вверх. Состав усиливался за счет сильных российских и зарубежных игроков, развивались инфраструктура и медицинское обеспечение. На мой взгляд, то, что планируется сделать сейчас, позволит выйти на самый высокий уровень в российском волейболе, начиная с ДЮСШ и заканчивая профессиональной командой. Мы надеемся построить клуб с большими амбициями и широкими возможностями.

В какой степени готовности новый дворец, где теперь будет играть “Локомотив”?

Николай Павлов: Планируется, что 17 сентября в нем в тестовом режиме начнутся матчи Кубка России. Матч-открытие намечен на 3 октября – в поединке за Суперкубок “Локомотив” примет казанский “Зенит” (пока непонятно, сколько зрителей смогут попасть на трибуны в связи с ковидными ограничениями). Одна из главных задач при переезде команды на “новую квартиру” – сохранить ту атмосферу единения с болельщиками, какая была в уютном спорткомплексе “Север”. Там было очень круто, там родилось много хороших традиций.

“Локомотив” ищет рекламных спонсоров для отдельных игроков.

Николай Павлов: Это необходимо для популяризации и игроков, и самой игры. Волейболу, конечно, сложно тягаться с футболом или хоккеем. Но посмотрите, сколько спонсоров в Италии работало на образ Ивана Зайцева. Как спортивная модель он оказался весьма востребованным. Мы попытаемся что-то придумать и для наших волейболистов.

Что входит в круг ваших обязанностей спортивного директора?

Николай Павлов: Все, что связано с тренерским штабом и игроками, переговоры с федерацией, другими клубами, вопросы по календарю соревнований – рабочих тем хватает. Мне нравится.

Если вкратце о переменах в составе, у меня вопрос по Фабиану Джизге и Константину Бакуну.

Николай Павлов: Это был сложный и тяжелый момент для клуба. Принимая решение, мы долго взвешивали “за” и “против”. У Джизги закончился контракт, а мы видим большие перспективы у Константина Абаева. Ему пришло время стать основным пасующим. Игры прошлого сезона показывали, что Костя готов к этой ноше. Мы очень благодарны Фабиану за его профессиональную работу, расстались тепло. Жалко было расставаться и с Константином Бакуном, но пора омолодить состав, привлечь в него по разумному максимуму воспитанников своей школы.

Накануне нового сезона впечатляюще усилился питерский “Зенит”. На тренерский мостик Казани вернулся Владимир Алекно. На фоне укрепления главных конкурентов какие задачи ставит перед собой чемпион страны?

Николай Павлов: Наша основная задача – играть на максимуме во всех турнирах и влюбить в себя как можно больше болельщиков не только Новосибирска. Сейчас планируем поездки в различные районы нашей области. Будем проводить встречи с болельщиками, открытые тренировки и мастер-классы с детьми, как только снимут ограничения, связанные с пандемией. Очень важно, что наша ДЮСШ открывает филиалы в ряде районов Новосибирска и области. Работа будет вестись не только с мальчиками, но и с девочками.

“Если я тебя позову, поможешь?”

Пик вашей карьеры пришелся на сезоны, проведенные в нижегородской “Губернии”.

Николай Павлов: В сезоне 2011-2012 годов я в составе московского “Динамо” выиграл Кубок ЕКВ и получил серебряные медали чемпионата страны. Были устные договоренности, что я останусь на будущий сезон, но, не скрою, что и финансовое предложение от “Губернии” было лучше, и концепция развития клуба показалась интереснее – хотелось стоять у истоков какой-то большой истории. Что еще важно, клуб подбирал состав под меня. В тренерском штабе работали Пламен Константинов и Павел Борщ. Я благодарен Павлу Викторовичу за то, что в парне с Украины с ростом 196 см он увидел серьезное будущее.

Можно сказать, что Борщ любимый тренер Павлова?

Николай Павлов: Нет, однозначно нет. У нас были сложные отношения. Павел Викторович очень требовательный, строгий, своеобразный наставник. Но для меня работа с ним сыграла большую роль.

А как складывались отношения с Андреем Воронковым?

Николай Павлов: Тоже сложно. После победного финала четырех в Кубке России я ушел из “Локомотива” в “Динамо”. С Андреем Геннадьевичем у нас был конфликт “игрок – тренер”. Воронков – максималист по натуре и тренер старой школы, в которой есть нюансы, о которых не хочется говорить. Но все мы люди. Когда я играл за “Губернию”, у нас состоялся разговор, и мы оба поняли, что не стоит жить прошлыми обидами и претензиями. На тот момент Воронков возглавил сборную. Он спросил: “Если я тебя позову, поможешь?”. После принятия российского гражданства я уже имел право выступать за национальную сборную (в Украине играл за “молодежку”, мы достойно выступали на международных турнирах). Я заверил Воронкова, что он может на меня полагаться. С того момента между нами установились очень хорошие отношения.

На ваш взгляд, почему Воронков перешел работать в женский волейбол?

Николай Павлов: Мне кажется, дело в мотивации. В мужском волейболе Андрей Геннадьевич выиграл максимум того, что он мог. Он бы уже не вернулся в “Локомотив”, не пошел бы в “Динамо” или казанский “Зенит”. Да и в сборную второй раз, наверное, не позовут.

Сейчас женскую сборную возглавляет итальянец Серджио Бузато, с которым вы поработали в мужской сборной.

Николай Павлов: У меня с Серджио очень хорошие отношения. С ним можно о многом поговорить.

На русском?

Николай Павлов: На русском, итальянском и английском. Желаю ему успехов. Не знаю больше иностранцев, которые бы столько сделали для развития российского волейбола. Бузато и позиционируется-то для многих из нас уже не как иностранец.

Для нас Бразилия в волейболе, как Канада в хоккее

Много ли травм случалось в вашей игровой карьере?

Николай Павлов: Достаточно. А как без них в спорте высоких достижений? Перенес три операции, два перелома, была куча разрывов и растяжений и прочих неприятностей. Самой сложной, пожалуй, оказалась травмы четырехглавой мышцы бедра. Получил я ее на чемпионате мира 2014 года в Польше. Вторым диагональным в составе был Паша Мороз. В одном из матчей первого группового этапа я порвал фасцию икроножной мышцы. Отстранили от тренировок, сидел на трибунах. В следующей игре Паша подвернул голеностоп и выбыл до конца ЧМ. Меня экстренно вернули в состав и я повредил четырехглавую мышцу. Сборная заняла пятое место. Там был неприятный момент с распределением команд по сетке третьего группового этапа. Мы должна были играть в тройке с Германией и Францией, но попали к Бразилии и Польше. Все, в том числе организаторы знали, что Россия осталась без диагональных, у бразильцев были проблемы с Уолесом. Хозяева турнира посчитали, что хотя бы одну команду они обыграют, чтобы пройти дальше в полуфинал. Так по сути и вышло. После чемпионата травму нельзя было оперировать, лечение и реабилитация заняли полгода. Последний сезон в “Губернии” получился смазанным, я играл практически на одной ноге и доломался окончательно.

Бразилия самый принципиальный соперник нашей сборной. Каков победный рецепт против “желто-зеленых”?

Николай Павлов: По накалу страстей матчи с Бразилией ни с чем не сравнить. Бразильцы всегда максимально заряжены против россиян. Идет тотальное противостояние. Тоже самое, что в хоккее с Канадой. Чтобы побеждать Бразилию, нужно навязывать свою волю с первых же розыгрышей, биться до последней секунды и не сдаваться ни в при каких раскладах. Почему мы победили их в финале Олимпийских игр в Лондоне? Бились до конца в по сути дела уже проигранном матче. Лондонское чудо началось с сокрушительных подач Сергея Тетюхина. А дальше у наших началось получаться всё.

Был еще один матч России с Бразилией, который повторил лондонский сюжет. В 2013 году Всемирный Кубок чемпионов проходил в ноябре в Токио. Бразильцы нас просто убивали в первых двух партиях. В третьей Воронков сделал несколько замен. Счет к тому моменту был 19:14 в пользу соперников. Мы стали отыгрывать очко за очком и вырвали партию – 25:21. Обыгрываем в четвертой – 25:17, а в пятой просто размазываем – 15:9. Таких растерянных после матча бразильцев я никогда не видел. Как у одного из персонажей мультфильма “Жил-был пёс” в их глазах стоял вопрос: “Шо? Опять?!”.

Нам было что доказывать

В чем была главная сила сборной России образца 2013 года? В той команде не было целой обоймы парней, выигравших олимпийское золото в Лондоне и взявших паузу, чтобы перевести дух и залечить травмы.

Николай Павлов: Зато пришли люди, которым было, что доказывать. Не только самим себе, но и всем окружающим. Кто-то не попал на Игры из-за проблем с натурализацией, кто-то травму накануне Лондона получил, кто-то всегда был “железным” запасным. Мы жаждали больших побед, стали единым коллективом, играли друг за друга, выкладывались на площадке по полной. Собери нас всех в другое время, могло бы ничего не получиться. Андрею Геннадьевичу Воронкову тоже было, что доказывать как тренеру – себе, России, всему миру.

Чемпионат Европы вы начали с поражения от сборной Германии.

Николай Павлов: Так сложилась игра. Немцы подошли к началу турнира на пике формы. А мы были еще не готовы играть на максимуме. После поражения в трех партиях я сказал в интервью, что не надо на нас ставить крест, мы сыграли лишь первый матч, давайте дождемся финала, а потом уж размазывайте, если дадим повод. С каждым матчем мы прибавляли, хотя не скажу, что у нас были слабые соперники. Болгарию мы в нашей группе 3:1 обыграли, а она потом выбила на стадии плей-офф Польшу с Германией и дошла до полуфинала.

Чемпион Николай Павлов: Всегда хотел стоять у истоков большой истории Фото: Предоставлено Николаем Павловым

А вам в четвертьфинале Франция досталась. А потом была Сербия и в финале Италия. Какой из поединков получился самым сложным?

Николай Павлов: На мой взгляд, с французами. Нужно было постоянно держать максимальную концентрацию и стараться допускать минимум ошибок. Если с итальянцами можно было переломить игру эйсами или блоками, то с французами приходилось терпеть – они цепляли и доставали практически все мячи, показывали прекрасную игру на приеме. Это те соперники, которые будут умело защищаться и терпеливо ждать твоих ошибок. Мы готовились, что будет очень тяжело и победу придется выгрызать.

Сборная России выиграла тогда европейское золото впервые в своей истории. В том же году наша команда победила в Мировой лиге, а ее самым ценным игроком был признан Николай Павлов. В решающем матче с Бразилией вы набрали 22 очка.

Николай Павлов: Начнем с того, что мы вообще могли не попасть в Аргентину, где проходил “Финал шести”. На предварительном этапе в нашей группе все решалось в последних двух играх Ирана с Германией. Если Иран выигрывал хотя бы одну игру, путевку в Мар-дель-Плату получали мы. Если немцы оба раза побеждают, путевка достается им. Для Ирана эти игры в турнирном плане ничего по большому счету не значили. Все стали говорить о том, что иранцы могут “слить” матчи. Но тренировал их сборную знаменитый аргентинский специалист Хулио Веласко. И я был уверен, что Иран хоть один матч, да выиграет. В Тегеране иранцы два года подряд, благодаря сумасшедшей поддержке трибун, обыгрывали всех. 12 июля хозяева разгромили немцев – 3:0. На следующий день гости взяли реванш, но это уже ничего не решало. Так мы оказались в шестерке сильнейших, но нас никто не ставил: как сыграете, так и сыграете. Мы были совершенно не согласны с такими ожиданиями.

В “Финале шести” мы в подгруппе обыграли бразильцев 3:2 и с таким же счетом уступили Канаде. Бразильцы всухую переиграли канадцев, и мы вышли в полуфинал со второго места, где разобрались с Италией – 3:1, а бразильцы с таким же счетом обыграли Болгарию. В финале поначалу ничего не получалось – бразильцы вели в первой партии 6:1. Но мы сначала один мяч спасли, потом второй, зачехлили их атаку блоком, бразильцы начали ошибаться, а мы стали всё тащить в защите. Помог еще спорный эпизод с блок-аутом Жени Сивожелеза. Бразильцы потребовали просмотр и все убедились, что очко выиграли мы. Тот момент нас еще больше подстегнул. В целом сработало то, что мы были сильны именно командой. В концовке третьей партии почувствовали, что не отдадим ее ни за что. 3:0.

Олимпиаду перенесли на 2021 год. Для нашей команды это больше плюс или минус?

Николай Павлов: Сложный вопрос. В минувшем сезоне основные игроки сборной проявили себя очень неплохо. А что будет к следующему лету, никто не знает. Пауза из-за пандемии выходит боком. Насколько мне известно, на многих волейболистов в Европе после возобновления полноценного тренировочного процесса посыпались травмы. Более-менее понятная картина происходящего проявится ближе к весне.

Как закалялась сталь

Для диагонального топ-уровня у вас не самые выдающиеся данные. В чем были сильные стороны Николая Павлова?

Николай Павлов: Техника, которую мне заложили с детства. Мне ее часто пытались перестроить и что-то я действительно взял в зрелом возрасте, но фундамент, заложенный в юности, сохранился. Было очень приятно, когда некоторые специалисты сравнивали меня по технике с Андреем Кузнецовым. Я никогда не стремился забить обязательно эффектный мяч, проломить блок. Старался быть вариативным в атаке. Вынуждал ошибаться соперников. Иногда защищающихся можно просто затерроризировать скидками.

Вы были духовитым игроком, с твердым характером.

Николай Павлов: Я вообще-то спокойный, однако могу взорваться, и справляться с этим бывало сложно. А твердость закладывалась, наверное, с тех пор, когда меня, зеленого мальчишку, отдали во взрослую команду. Надо было доказывать, что я лучше как игрок, что имею право на место в составе. Это оказалось сложно – были стычки, перепалки, попытки сломать психологически. Многие считали, что я “не достоин”, “не того уровня”. Приходилось доказывать. Я даже благодарен многим из критиков – они меня дополнительно мотивировали. Ныне отношения между игроками гораздо лояльнее.

Почему вас иногда называют Десантником?

Николай Павлов: Друзья меня так зовут. Наверное, из-за манеры игры, воли к победе. (Смеется.) Есть еще некоторые нюансы, но вряд ли их стоит сейчас озвучивать.

Уроки зарубежья

Какой житейский и спортивный опыт вы получили, выступая за рубежом?

Николай Павлов: Италия вообще отдельная тема. Это был сезон 2015-2016 годов. Играть довелось в “Латине”, не самом топовом клубе, но я с детства мечтал прочувствовать на себе дух итальянского чемпионата. Мне там понравилось. Понравился профессионализм, отношение к делу, коммуникация клубов с болельщиками и СМИ. Не скажу, что в России хуже, но у многих итальянских клубов есть, чему поучиться. Рад, что новосибирский “Локомотив” идет к этому – к самым высоким стандартам. Пытаюсь привнести в клуб всё то хорошее, что подметил на Апеннинах.

Как возник вариант с “Прьевидзой”, где вы в минувшем сезоне успели завоевать Кубок Словакии и получить звание MVP турнира?

Николай Павлов: Я хотел играть, а предложений не было. Все почему-то боялись моего 37-летнего возраста. Стоило завести речь о просмотре, начинались разговоры о моем здоровье. Возможно, кто-нибудь из агентов пустил слух, что я сломан, и в него охотно поверили. А у меня не было проблем со здоровьем. Пытался найти варианты в Турции, Иране – ничего не срасталось. Я был очень расстроен, и вдруг звонит знакомый тренер и просит найти свободного диагонального для словацкого клуба. Говорю: “Чего искать – пусть меня берут, готов приехать на просмотр”. Прибыл в клуб, мы сыграли два матча с поляками. Проиграли, конечно, уровень чемпионата Польши выше. Да и я полгода не играл, требовалось время, чтобы набрать форму. При заключении контракта сказал, что не за деньгами приехал, а играть. В Словакии выделяются четыре клуба, остальные послабее уровнем. В последнем туре, чтобы занять итоговое первое место, нужно было выиграть со счетом 3:0 у клуба, бывшего лидером. Играли на его площадке и победили с нужным счетом. А когда меня заявили за “Прьевидзу”, команда находилась на пятом месте.

Я украинец и я россиянин

Фамилия у вас русская, но детство прошло в Украине. Кем себя больше ощущаете?

Николай Павлов: Украинцем, и я всегда об этом говорю. Но в то же время я россиянин. В Новосибирске с населением 1,6 миллиона человек живут люди самых разных национальностей, они этим гордятся, что не мешает им всем быть россиянами.

Что в вашем характере от украинца?

Николай Павлов: Я открытый человек и добрый. Не понимаю и не принимаю людей, которые предают и обманывают. Не люблю тех, кто юлит и что-то говорит за глаза. Меня так родители воспитали. Я привык с детства помогать людям. Увы, не все из тех, кто обращается за помощью, оказываются порядочными людьми. Но с этим сталкиваюсь не только я.

Вы же были под Полтавой в тех местах, где были разбиты непобедимые доселе шведы?

Николай Павлов: Конечно, везде побывал. Смотрел красочную реконструкцию битвы, приуроченную к 300-летию сражения. Приезжало много шведов. Я участвовал в одной из команд в поисках золота Мазепы – есть такая легенда, о ней много чего интересного написано.

Что надо обязательно посмотреть на Полтавщине туристу из России?

Николай Павлов: Полтаве уже больше 1100 лет. Это маленький украинский Санкт-Петербург. Строили его по принципу солнечного круга (центр города) и его лучей (улицы). А сама Полтавщина – это Гоголь, это знаменитая Диканька. Есть что посмотреть.

Ключевой вопрос

Будь возможность что-то переиграть в своей жизни, что бы вы сделали по-другому?

Николай Павлов: Я много думал об этом и пришел к выводу, что ничего не стал бы делать по-другому. В нашей жизни важна каждая мелочь. Любые изменения приведут к глобальным катаклизмам в судьбе. Вот многие ворчат, что на Олимпиаде-2012 либеро Александр Соколов ни разу не вышел на площадку, а получил медаль. Но почему критики считают, что он таким образом ничего не внес в общую копилку успеха? Но почему они не берут в расчет то, что Саша пахал на тренировках и мотивировал, заводил многих нападающих игрой в защите и на приеме. Откуда вы, критики, знаете, что Соколов говорил своим партнерам на тренировках, в перерывах во время матчей, да просто в быту. Может, без него и не было бы олимпийского золота. Соколов стал частью победной командной “химии” и свою медаль заслужил.

Факты

Мама Николая недавно получила третье образование, работает начальником архива Полтавского горводоканала.

Детские походы с отцом на охоту не прошли бесследно. Одно из любимых мест Николая в Новосибирске – стрелковый клуб.

У Николая и Анастасии Павловой двое детей: 14-летняя Валерия и девятилетний Даниил. Сын увлечен футболом – сказывается влияние Италии. Но для волейболиста, считает отец, девять лет не критичный возраст. В эту игру можно приходить в 10-11 лет.

Прадед Николая Павлова, родившийся в Полтаве, уходил на Великую Отечественную с Ипподромовского райвоенкомата Новосибирска.

Новости Спорта

Добавить комментарий