Хоккей

«Чаще всего слышал слово откат». Почему Ларионов и наш хоккей никак не найдут друг друга

5
Новости Спорта

Легендарный Игорь Ларионов заявил, что не против стать тренером серьезного клуба.

Уфа, как и год назад, решает, оставлять тренера Цулыгина или нет. Сезон для «Салавата» был явно неоднозначным. Кувыркалась команда всю регулярку, играла порой невнятно и неохотно, но в плей-офф взяла и обыграла одного из фаворитов Востока «Авангард».

Коронавирус на этом Кубок Гагарина прервал, и вот приходится теперь большим руководителям в Башкирии ломать голову над тем, где их хоккейная команда была настоящей – в гладком турнире или матчах на вылет. «Салават» был так хорош или же «Авангард» плох.

Среди кандидатов на возможную замену Николаю Цулыгину возник Игорь Ларионов. Сенсация могла состояться еще год назад, когда Профессор едва не оказался главным в «Салавате». Назначение сорвалось в последний момент.

Предполагалось уже, что Николаю Леонидовичу дадут вольную. Но ведущие хоккеисты во главе с капитаном Паниным на встрече с руководителем региона Радием Хабировым попросили специалиста оставить. Их желание в итоге было удовлетворено.

Информированный источник рассказывал тогда, что игроки, узнав о том, кто мог стать главным тренером их команды вместо Цулыгина, испытывали противоречивые чувства. Ведь если бы назначение состоялось, это могло по-настоящему взорвать хоккейный мир.

Легендарный Ларионов первый тренерский опыт получил в 59 лет, став помощником Валерия Брагина в молодежной сборной в декабре 2019-го. То назначение накануне главного старта сезона стало настоящей бомбой. Потому что думалось, что российский хоккей и Профессор Ларионов никогда уже не смогут найти друг друга. Как-то не складывались эти отношения, несмотря на попытки Игоря Николаевича найти себя в КХЛ.

Мне всегда казалось, что из Ларионова будет замечательный тренер. Человек прошел школу Виктора Тихонова и Скотти Боумена, выиграл все что можно по обе стороны океана, всегда был мозгом любой команды. Умный, принципиальный, авторитетный. Не может у него не получиться.

Однако тренером он никак не становился. Занимался винным бизнесом, вел агентские дела молодых игроков, вкладывался в акции, в надежде, что они обязательно вырастут при президенте Обаме. В нашем хоккее успел разве что засветиться – в сезон открытия КХЛ стал директором по хоккейным операциям СКА. Но всего через год распрощался с Санкт-Петербургом и отправился в Детройт, где хоккейным азам обучался его сын.

Летом 2009-го Барри Смит, возглавлявший СКА по протекции Ларионова, объяснял причины его ухода. «Игорю нужно что-то более серьезное и глобальное, чем работа в клубе. Таким личностям необходимо быть частью лиги, развивать хоккей, вести за собой людей. Ларионов – посол хоккея».

Так долгие годы думали многие. Возможно, в какой-то момент и сам Профессор. Почему-то считалось, что тренер для фигуры такого масштаба – это как-то мелко.

В 2005-м (по-моему, это было летом) мы долго беседовали о его планах. Ларионов только завершил свою блестящую и долгую игровую карьеру. 13 декабря 2004 года провел в Москве прощальный матч. Размышлял, чем будет заниматься дальше.

Российский хоккей требовал перемен. Сборная к тому моменту 12 лет не знала побед на международной арене. В суперлиге процветали распилы, договорняки, откаты и прочая прелесть, укоренившаяся в спорте номер один в стране после развала союзного чемпионата. Президент ФХР Александр Стеблин вызывал уже откровенные усмешки хоккейной общественности, причем не только в России. Ясно было, что он доживал на хоккейном троне последние месяцы.

«Почему бы вам не возглавить федерацию? – спросил я тогда Ларионова. – Авторитета вам не занимать, в хоккейном хозяйстве – разруха. Не пора ли вернуться. Кто-то же должен начать осушать это болото».

Многолетний партнер и друг Ларионова Вячеслав Фетисов годом ранее стал руководителем Федерального агентства по физической культуре и спорту. Поддержка на верху Профессору была бы обеспечена. Фетисов уговаривал Ларионова, тот пытался прощупать почву.

«Возьметесь?» – последовал мой вопрос.

И следом, увы, вполне ожидаемый ответ: «Понимаешь, в последний месяц я много ездил по стране, общался с хоккейными специалистами, чиновниками разных уровней, людьми в регионах. И знаешь, какое слово слышал едва ли не чаще всего в этих разговорах, когда поднимал тему проблем нашего хоккея. Откат. Не мое это, не готов я лезть в эту грязь».

Когда в январе этого года Ларионов взорвал информационное поле своими откровенными высказываниями, вспомнился тот разговор. Хотя кое-кто решил, что Игорь Николаевич на эмоциях прикрывает поражение молодежной сборной в финале от канадцев.

Речь была действительно горячей. «В МХЛ – коррупция страшная. Высшая лига – коррупция страшная. КХЛ – засилье ветеранов. Когда смотрю хоккей в КХЛ, то обычно покидаю игру досрочно. Иначе есть ощущение, что я просто зря трачу свое драгоценное время», — приложил Профессор разом весь российский клубный хоккей.

За 15 лет, с 2005-го, отношение к нечистоплотным на руку функционерам у Ларионова не изменилось нисколько. Называть черное белым – это точно не для него. Хотя многие из наших знаменитых ветеранов, прикормленные сегодня различными олимпийскими пенсиями и фондами поддержки, давно махнули на многие проблемы в хоккее рукой. Мол, ну что мы будем ворошить это, что от нашего скромного мнения изменится.

Ларионов ворошить будет. Тем удивительнее было узнать о его назначении в тренерский штаб молодежки. Потому что люди, которые принимали это решение, не могли не знать о том, какой он человек. Надеюсь, что перемен хотят в первую очередь они.

Сложится ли у Профессора с КХЛ, покажет время. Виталий Прошкин, обладатель Кубка Гагарина в составе «Салавата» и один из его бывших лидеров, по поводу кандидатуры Ларионова сказал, что «это будет немного смешно». Игроки в Уфе, наверное, опять пойдут с челобитной за своего тренера. Шансов отстоять его в нынешнее неспокойное время больше, чем клубу пойти на риск.

Сам Профессор пояснил, что из «Салавата» к нему не обращались. «Номы разговаривали с руководством в прошлом году, хоть по ряду причин и не договорились. Мне было бы интересно попробовать себя в таком клубе. Выстроить структуру. Поработать с молодыми ребятами, которые у нас не так плохи, как считается. Привлечь болельщиков на трибуны интересным стилем игры. Потому что мы стали в этом плане уходить не туда. И это был бы любопытный проект».

Уходить не туда мы стали, увы, не сегодня. Потому не сомневаюсь, что проект «Ларионов и КХЛ» мог бы принести огромную пользу нашему хоккею. Другой вопрос, готов ли кто-то из наших хоккейных руководителей запустить в свой «огород» столь авторитетного человека, который всегда и во всем будет иметь особый взгляд на многие вещи. Есть кто смелый?

источник: «Советский спорт»

Новости Спорта

Добавить комментарий